• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: записки кайллерхина (список заголовков)
12:48 

Записки Кайллерхина. Спуск вниз. Подземное озеро.

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Тряхнув головой, я сел на колени и начал вертеть головой, осматриваясь. Рядом со мной стоял Кертаф, уже вернувшийся из тоннеля. А где сам тоннель? Не мог же он пропасть так быстро! А нет, тоннель был, только очень тщательно, мастерски засыпанный. Я покосился на скорфа - тот стоял, довольно улыбаясь и жмуря и без того небольшие глазки. Так, с дыркой в земле разобрались, а теперь надо понять, куда я попал.

Мы находились на небольшом уступе, под нами лежал небольшой городок скорфов. Я поднялся на ноги и подошел к краю уступа. Вид, открывшийся с этого места, поражал воображение, и я в очередной раз пожалел, что не умею ни рисовать, ни слагать красивые баллады. А еще эльф, называется. Впрочем, уже не эльф, разве что биологически.

Я оглянулся на скорфа:

— И как мы спустимся?

— Лару, сюда.

Мой спутник подошел к стене у края уступа и с размаху всадил в землю клин, а к нему привязал веревку. Конструкция выглядела крайне ненадежно, но Кертаф удовлетворенно сощурился и показал мне рукой вниз.

— Лару?

— Что? Прям туда? — глупо переспросил я, и скорф кивнул.

— Лару придется идти первым, я буду страховать здесь.

Спускаться было страшно, однако другого пути вниз не существовало. Ну, кроме прыжка рыбкой вниз, но я ведь не птица.

Я ухватился за веревку и глубоко вздохнул. Вздох получился обреченным. Под теплые побадривания скорфа спрыгнул с уступа. В первый момент сердце ушло в пятки, но мне удалось вернуть его на место, а ногами нащупать стену.

Было страшно. Казалось, что руки вот-вот разожмутся, веревка вот-вот отцепится, и я камнем полечу вниз. Однако мало-помалу дно приближалось, я все еще болтался на веревке, а руки продолжали перебирать по шершавым волокнам.

Когда ноги коснулись земли, я расцепил пальцы и сполз в горизонтальное положение. Никакой выносливости! Хорошо еще, высоты я по-прежнему не боюсь. Хотя какая, к чертям, физподготовка? Я - маляр у славного Найтела, а не эльфийский разведчик.

 

***

 

Потом я долго корил себя, что не посмотрел, как скорф отцепит веревку, а тогда мне было совершенно ни до чего. Я бы остался там, возле этого уступа, еще на несколько часов, но скорф уговорил меня встать и продолжить путь.

Кряхтя и жалуясь всем богам подряд, я встал и последовал за Кертафом. Тот, хитро прищурившись, глянул на меня и куда-то поманил. Мы нырнули в какую-то нишу, прошли каким-то коридорчиком и оказались возле подземного озера. Вода его отражала скудный свет, а в его водах, судя по всему, жили светящиеся жучки, и потому озеро как будто сияло. Это было необыкновенно красиво, и я поспешно зажал себе рот рукой, чтобы не начать материться от восторга по людской привычке.

— Красивое озеро, правда, лару? У скорфов есть легенда про него. Давным-давно, во времена, которых не помнят даже наши старейшины, жил бедный юноша. Так вышло, что влюбился он в дочь богатого торговца, самую красивую девушку в округе. Девице льстило подобное внимание, ей в какой-то мере было даже жаль его. Иногда она приносила ему еды из отцовских запасов. Юноша был счастлив - он большем он и мечтать не мог, ведь он прекрасно понимал, что не сможет жениться на любимой девушке. Однако у отца девушки, как и у всякого торговца, были свои враги. Прознали они о редких встречах юноши и девушки, додумали остальное и донесли торговцу. Разозлился торговец, который тогда же понес убытки в торговле, обвинил юношу в краже, и юношу убили. Не смогла спасти девушка невиновного, хотя плакала и умоляла отца одуматься. Душа юноши не смогла покинуть возлюбленную и стать одной из звезд на небе, а осталась рядом, чтобы освещать жизнь любимой. Так появилась луна. А девушка, поглядев на небо, увидела знакомые черты на бледном диске. Луна протянул к ней свои руки-лучи, и девушка заплакала. Слезы ее, блестящие в неровном свете, падали на землю и просачивались ниже. Так образовалось это озеро, оно называется Керлох.

картинка


@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

12:45 

Записки Кайллерхина. Кертаф.

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Видимо, я периодически проваливался в сон, а может быть - просто время текло незаметно, хоть и мучительно долго. Иногда мне слышались шорохи, но не крысиные, а какие-то другие. Впрочем, я не обращал на них внимания. Я маялся от одиночества и тоски, но ничего не мог поделать - да и кто смог бы? В камере особо не повеселишься. Сон, пятно на полу, зыбкое и расплывчатое, да иногда - еда на полу у двери, о наличии которой говорил скорее запах, нежели глаза. Да, мое зрение чуть лучше человеческого, но я предпочитал не видеть. Не осознавать. Не ощущать. Но не получалось. От отчаяния я однажды попытался заговорить со стражником, когда он еще заходил в камеру, принося еду, но тот шарахнулся от меня, как от прокаженного, и с тех пор обед я получал через окошко внизу двери.

Однажды, когда я в очередной раз провалился в забытье, что-то тяжелое с размаху ткнулось мне в ноги. Не заорал я по одной простой причине - голос пропал. От страха. А потом уже не с руки было вопить-то, тем более, что любопытство высунуло свой острый нос.

Чем-то тяжелым оказалось существо небольшого роста, мне по плечи, а уж учитывая мои собственные весьма скромные габариты...

- Ты кто? - шепотом спросил я, как только обрел способность говорить.

Существо поднялось с пола и посмотрело на меня подслеповатыми глазками, цвет которых в темноте было не разобрать. Я с интересом рассматривал пришлеца. Невысокий, с крепкими руками, заканчивающимися коротким когтем жилистыми пальцами и кривоватыми ножками. Одет он был весьма скромно, рубаха и штаны были в грязи. Короткие жесткие бурые волосы торчали в разные стороны, поскольку существо то ли не находило нужным причесываться, то ли так взъерошилось от падения.

- Ты кто? - повторил я свой вопрос, чуть увереннее, чем прежде.

- Мое имя Кертаф, - как странно он выговаривает слова! Так мог бы говорить... крот? - Я принадлежу к славному народу скорфов.

Скорфы? Нет, определенно, надо было учиться усерднее! Кое-что я, конечно, читал - этот народец живет под землей, подобно дворфам и гномам, но вот чем они занимаются - всегда было для меня загадкой. Которую я не торопился разгадать. А теперь судьба, похоже, решила подкинуть мне наглядный урок.

- Не напрягайтесь, лару, у вас будет возможность поближе с нами познакомиться, - церемонно кланяется Кертаф, а я смущаюсь от того, что он прекрасно рассмотрел все мои мысли, как если бы они были написаны на лбу.

- Это очень приятно осознавать, добрый Кертаф, позволь и мне назвать... - но мое церемонное представление прерывают, хватая за руку и волоча в проход. В проход?! Хотя как-то же должен был скорф сюда попасть! Только вот обнаружилась одна проблема, которую я тут же озвучил своему внезапному спутнику.

- А как же камера? В ней же обнаружат ход!

Скорф благодарно посмотрел на меня.

- Совершенно верно, лару, как я сам не додумался! Вы идите вперед, а я позабочусь о ходе.

Я кивнул и подошел к дыре. "Идите вперед" - это он хорошо придумал! Я хоть и ненамного, но выше! Вот уж никогда не думал, что мой рост будет мне ТАК мешать! Приходится ползти вперед на четвереньках. Из хода торчат корни и комья земли, о которые я постоянно бьюсь и зацепляюсь, отчего за шиворот сыплется земля, руки и колени начинает немного саднить. Однако вскоре проход заканчивается, и я, запнувшись об очередной корень, распластываюсь на земле.

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

12:42 

Записки Кайллерхина. Плен. Камера.

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Меня быстро довели до камеры и, вталкивая внутрь, случайно или специально задели больное плечо, и мне пришлось прикусить губу, чтобы сдержать нахлынувшие от боли и обиды слезы.

В камере мне разрезали веревки на руках и оставили одного.

Я вытер рукавом глаза и осмотрелся. Помещение, в которое я попал, было обычной комнатой, достаточно чистой и светлой. О том, что она используется в достаточно мрачных целях, говорило только отсутствие мебели и зарешеченное окно.

Я снял куртку, постелил ее на пол и сел, погрузившись в размышления.

Я попал. Причем попал по-крупному. Я боялся даже предположить, что за наказание придумает мне Совет. И Матушка... Как же я давно тебя не видел, госпожа Заффарель. Я представил смеющиеся мамины глаза, и захотелось выть от одиночества. О побеге я и не думал. Куда тут бежать, если каждый встречный эльф может прострелить мне, к примеру, ногу и доставить обратно.

Когда дверь открылась, на улице уже светало. Судя по всему, я ухитрился уснуть, и сейчас болело от холодного жесткого пола все тело.

Мне принесли завтрак, однако долго рассиживаться не дали - не прошло и получаса, как мы уже двинулись в сторону столицы.

Хранители шли под охраной, но не связанные, и беседовали с Вилом, так что я вздохнул свободно. Насколько это вообще было возможно. Как ни странно, собственная судьба меня почти не волновала. Жирный крест я на себе поставил давно.

 

***

 

Вот и столица. Сейчас я увижу мать. Я ждал и одновременно боялся этого момента. Однако был один эльф, которого я боялся больше матери - это отец. Умом я понимал, что уже не принадлежу Дому, но страх все равно сидел, свернувшись тугими кольцами, в животе.
Великий хаос, Заффарель была мудра и рассудительна, впрочем, она не за красивые глазки занимала место в Совете. Хотя ее глаза лазурного цвета, обрамленные длинными густыми ресницами, были воистину прекрасны.

К моему счастью и одновременно к сожалению, пред светлы очи матери я не предстал. Меня сразу же отвели в камеру, и я не успел даже моргнуть, как остался снова один. В камере пахло затхлостью и плесенью, свет едва пробивался из узенького окошка под потолком. Возле стены была брошена охапка соломы, надо признать, достаточно свежая. По соломе шныряли крысы, и я забился в дальний от них угол. Я всегда боялся крыс, даром, что не визжал от их вида, как девчонка.

Одна из тварей пробежала в паре сантиметров от моей руки, и я невольно отпрянул, схватившись за стену. Пальцы тут же нащупали царапину на камне. Царапина была ровной и соединялась с другими. Я обследовал сложившийся рисунок... и едва смог подавить рвущийся из груди крик - эта камера была моя! Я в ней уже сидел - тогда. Рисунок на камне был точной копией клейма на плече. Руки непроизвольно сжались в кулаки. Я злился. Я был в ярости, но только и мог, что стучать по толстым каменным стенам.

Как все же было мило с их стороны оставить это помещение специально для меня. Хорошо хоть, солома была свежая. По крайней мере, не четырехлетней давности.

Воспоминания нахлынули, захлестнули с головой, и я скорчился в своем углу, поджав колени и обхватив плечи руками. Окаянная память услужливо подсовывала все новые и новые моменты прошлого, и вот уже слезы-предатели расплываются пятнами по футболке, а я, чертыхаясь и матерясь, не могу их остановить. Сил хватает только на то, чтобы не орать и не выть, чтобы моего позора не слышала охрана.

Что меня стерегут, я не сомневался, я ведь был почти что национальным преступником, изменником, врагом народа. Как ни назови - суть одна.


@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

12:36 

Записки Кайла. Родина.

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Серебристый лес. Родина. Наверное, я должен был бы радоваться, что мне выпала возможность снова попасть сюда, однако подобных эмоций я не испытывал. Наоборот, с каждым шагом глыба, лежавшая на душе, становилась все тяжелее и тяжелее. Поймав на себе обеспокоенный взгляд Вайлена, я понял, что вид у меня тоже не ахти. Краше в гроб кладут, прокомментировал Хранитель.

Шаг на территорию шихи дался мне с большим трудом, и не зря: нас тут же окружили вооруженные эльфы и потребовали, чтобы предстали перед Советом. Совет! Я едва мог двигаться и едва смог скрыть свой испуг от конвоиров. По крайней мере, мне казалось, что смог. Мне очень хотелось верить, что эльфы не заметили ни слишком гладкого для человека подбородка, ни раскосых глаз - в общем черт, свойственных эльфам.

читать дальше

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

12:32 

Записки Кайллерхина. Клеймо.

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Очнулся я на чем-то жестком. Голова болела так, что думать было трудно, очевидно я ударился при падении. С усилием я открыл один глаз, потом подумал и открыл второй. Я лежал на какой-то лавке, а надо мной в испуге склонились мои недавние собеседники, Рей и Вайлен.

- Хвала богам, он очнулся!

- А что, не должен был? - пробормотал я и попытался встать. Не тут-то было! Голова закружилась, и я бы рухнул обратно, не подхвати меня Вайлен.

- Ты это... Не напрягайся. Рей, глянь, у него футболка насквозь мокрая.

- Хм... у меня где-то была запасная рубашка... Сейчас принесу, заодно чай горячий сделаю.

Зеленоглазый скрылся из виду, и я закрыл глаза. Вайлен осторожно опустил меня на лавку, но, вопреки моим опасениям, трепаться не стал. Чего мне сейчас не хотелось, так это объяснений. Я бы вообще с радостью избежал их, но увы, это было невозможно. Не для того я тут, чтобы ломаться, как девчонка. Рассказывать придется, я снова залезу в пепел воспоминаний, чтобы разворошить его и откопать из-под него крупицы правды для рассказа.
Я конечно мог соврать, но делать этого не хотелось. Как ни странно, я не люблю врать. Да и собеседники мои наверняка смогут понять что я лгу.

Левое плечо горело, футболка действително была мокрой от пота... и крови? Как ужаленный я подскочил на лавке, забыв про боль в плече и голове. Скинув куртку, я лапнул плечо. Так и есть, пальцы были в крови, хотя ее и было немного. Последний факт меня несказанно обрадовал, а вот Вайлена весьма напугал. Напрасно я говорил, что все хорошо, и что ничего страшного - с меня стащили футболку и, посадив на ту же лавку, принялись обрабатывать рану перекисью и йодом.

- Что там? - спросил я, поскольку не мог посмотреть сам.

- У тебя тут клеймо, - мрачно откликнулся Вайлен. - Оно воспалилось и начало кровоточить, несмотря на то, что уже относительно старое. Давно оно у тебя?

- Года три, я полагаю, - сказал Рей, входя в зал с рубашкой и чашкой чая. Он поставил около нас стул, уселся на него верхом и, сложа руки на спинке и положив на них подбородок, уставился на меня. Я же почувствовал, как краснею, а уши горят, и опустил глаза вниз, на кеды.

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

12:19 

Записки Кайла. 13. Подземное озеро

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Потом я долго корил себя, что не посмотрел, как скорф отцепит веревку, а тогда мне было совершенно ни до чего. Я бы остался там, возле этого уступа, еще на несколько часов, но скорф уговорил меня встать и продолжить путь.

Кряхтя и жалуясь всем богам подряд, я встал и последовал за Кертафом. Тот, хитро прищурившись, глянул на меня и куда-то поманил. Мы нырнули в какую-то нишу, прошли каким-то коридорчиком и оказались возле подземного озера. Вода его отражала скудный свет, а в его водах, судя по всему, жили светящиеся жучки, и потому озеро как будто сияло. Это было необыкновенно красиво, и я поспешно зажал себе рот рукой, чтобы не начать материться от восторга по людской привычке.

— Красивое озеро, правда, лару? У скорфов есть легенда про него. Давным-давно, во времена, которых не помнят даже наши старейшины, жил бедный юноша. Так вышло, что влюбился он в дочь богатого торговца, самую красивую девушку в округе. Девице льстило подобное внимание, ей в какой-то мере было даже жаль его. Иногда она приносила ему еды из отцовских запасов. Юноша был счастлив - он большем он и мечтать не мог, ведь он прекрасно понимал, что не сможет жениться на любимой девушке. Однако у отца девушки, как и у всякого торговца, были свои враги. Прознали они о редких встречах юноши и девушки, додумали остальное и донесли торговцу. Разозлился торговец, который тогда же понес убытки в торговле, обвинил юношу в краже, и юношу убили. Не смогла спасти девушка невиновного, хотя плакала и умоляла отца одуматься. Душа юноши не смогла покинуть возлюбленную и стать одной из звезд на небе, а осталась рядом, чтобы освещать жизнь любимой. Так появилась луна. А девушка, поглядев на небо, увидела знакомые черты на бледном диске. Луна протянул к ней свои руки-лучи, и девушка заплакала. Слезы ее, блестящие в неровном свете, падали на землю и просачивались ниже. Так образовалось это озеро, оно называется Керлох.


IMG_20120705 (700x442, 176Kb)

Серия сообщений "Записки Кайллерхина Хисса":
Записки рыжего эльфа - внеочередной мерисьюшный героический эпос.
Часть 1 - Записки Кайла. Незнакомец.
Часть 2 - Записки Кайла. Пьянка.
...
Часть 18 - Записки Кайла. Приквел. Варна и Лин.
Часть 19 - Записки Кайла. 12. Спуск вниз.
Часть 20 - Записки Кайла. 13. Подземное озеро




@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, § Каракули на салфетках, записки кайла, записки кайллерхина, мои рассказы, мои рисунки

15:44 

Записки Кайла. 12. Спуск вниз.

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Тряхнув головой, я сел на колени и начал вертеть головой, осматриваясь. Рядом со мной стоял Кертаф, уже вернувшийся из тоннеля. А где сам тоннель? Не мог же он пропасть так быстро! А нет, тоннель был, только очень тщательно, мастерски засыпанный. Я покосился на скорфа - тот стоял, довольно улыбаясь и жмуря и без того небольшие глазки. Так, с дыркой в земле разобрались, а теперь надо понять, куда я попал.

Мы находились на небольшом уступе, под нами лежал небольшой городок скорфов. Я поднялся на ноги и подошел к краю уступа. Вид, открывшийся с этого места, поражал воображение, и я в очередной раз пожалел, что не умею ни рисовать, ни слагать красивые баллады. А еще эльф, называется. Впрочем, уже не эльф, разве что биологически.

Я оглянулся на скорфа:

— И как мы спустимся?

— Лару, сюда.

Мой спутник подошел к стене у края уступа и с размаху всадил в землю клин, а к нему привязал веревку. Конструкция выглядела крайне ненадежно, но Кертаф удовлетворенно сощурился и показал мне рукой вниз.

— Лару?

— Что? Прям туда? — глупо переспросил я, и скорф кивнул.

— Лару придется идти первым, я буду страховать здесь.

Спускаться было страшно, однако другого пути вниз не существовало. Ну, кроме прыжка рыбкой вниз, но я ведь не птица.

Я ухватился за веревку и глубоко вздохнул. Вздох получился обреченным. Под теплые побадривания скорфа спрыгнул с уступа. В первый момент сердце ушло в пятки, но мне удалось вернуть его на место, а ногами нащупать стену.

Было страшно. Казалось, что руки вот-вот разожмутся, веревка вот-вот отцепится, и я камнем полечу вниз. Однако мало-помалу дно приближалось, я все еще болтался на веревке, а руки продолжали перебирать по шершавым волокнам.

Когда ноги коснулись земли, я расцепил пальцы и сполз в горизонтальное положение. Никакой выносливости! Хорошо еще, высоты я по-прежнему не боюсь. Хотя какая, к чертям, физподготовка? Я - маляр у славного Найтела, а не эльфийский разведчик.

Серия сообщений "Записки Кайллерхина Хисса":
Записки рыжего эльфа - внеочередной мерисьюшный героический эпос.
Часть 1 - Записки Кайла. Незнакомец.
Часть 2 - Записки Кайла. Пьянка.
...
Часть 17 - Записки Кайла. Приквел. Изгнание.
Часть 18 - Записки Кайла. Приквел. Варна и Лин.
Часть 19 - Записки Кайла. 12. Спуск вниз.
Часть 20 - Записки Кайла. 13. Подземное озеро




@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина, Кайл, записки Кайла, мои рассказы

18:19 

Записки Кайллерхина. дом по улице дворников.

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Внутри было достаточно уютно, несмотря на то, что мебели было мало. Серый цвет, которым покрашены стены, не выглядел казенным, наоборот, казалось, именно он создавал здесь приятную теплую атмосферу.

- Пойдем, - русоволосый повел меня по коридору, ведшему вглубь здания. Мы прошли мимо десятка дверей, и иногда через приоткрытые двери можно было видеть ряды книжных полок и стеллажей.

Наконец мы дошли до небольшого зала, по стенам которого также стояли стеллажи. В свободном от них углу располагалось несколько стульев, и мог бы быть камин, но его не установили, видимо из соображений безопасности. На подоконнике сидел молодой человек, лет двадцати пяти, длинные светлые волосы были собраны в хвост, зеленые глаза внимательно наблюдали за мной.

читать дальше

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

00:08 

Записки Кайллер'хина

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый


- Да никто меня не обделяет! – взвился я. – Чего я там забыл, у женщин?! Они все одинаковые, все стервы!

Тут я осознал, что стою, нависнув над столом, и кричу чуть ли не на весь зал. По крайней мере половина глаз находившихся в зале людей была обращена на меня.

- Прошу прощения, - пробормотал я и сел на место.

Мой собеседник продолжал лукаво улыбаться. Я пошарил по карманам, нашел мелочи еще на кружку, подпер щеку рукой и стал ждать заказ.

Чего ему надо, этому русоволосому? Вроде видно, что с меня взять нечего, за и на мошенника мой собеседник не тянул. Только я задумался над этим вопросом, как передо мной снова появилась полная кружка. Я уже говорил, что не люблю пиво?

Незнакомец потягивал свой эль и тихо что-то насвистывал. Я вслушался – это была весьма популярная сейчас песенка, довольно неплохая. Я и не заметил, как начал подпевать. Потом мы вспомнили еще песню, и еще одну, и по мере того, как мы пьянели, вспоминали все больше и больше песен. Русоволосый все-таки угостил меня элем, мол, уже и знакомы, а то, что не знаем имен друг друга, так и не важно. Честно говоря, я и так бы не отказался выпить, а о том, что говорил про незнакомцев, уже давно забыл.


Хаос Изначальный, как е болит голова! Какой сегодня день? Сколько времени? Боги, я же на работу опаздываю! Опять Найтел будет ругаться.

Вскакиваю с кровати и уже хочу бежать умываться, но вовремя вспоминаю, что сегодня седьмой день наолы. Выходной. Сегодня лавочники, уличные фокусники и музыканты готовятся к завтрашнему празднику. Завтра центральные улицы будут заполнены толпами народа, а уж кабаки и подавно, в том числе и «У Соя».

Стоп. А как я попал домой? Ничего не помню. Ничего не понимаю.

Ощупываю карманы. Всё на месте, даже кошелек. Медальон все там же, под рубашкой. Хе, меня, как был – в куртке, так и положили, и что странно, капюшон не сполз, как я ни ворочался ночью.

Вроде бы все в порядке, но смутные сомнения копошатся в моей голове, как сонные курицы.

Снимаю куртку и падаю в постель, намереваясь доспать, но к больной голове сон не идет. Сколько же мы чера выпили?! Пытаюсь вспомнить, но голова начинает болеть еще сильнее, и я оставляю это бесполезное занятие.

***Терри***

Солнце уже давно щекотало мой нос, и наконец, я не удержался и чихнул. И понял, что надо вставать и идти умываться, ну и потом надо у Соя забрать мопед. Не выдержав очередного моего поползновения вспомнить вчерашнее, голова попыталась расколоться, и я обхватил ее руками и так вышел на кухню. Что тут можно съесть? Холодильник почти пуст, поскольку сосиски я ненавижу. И зачем я их тогда купил? Неужели по пьяни?!
Я закрыл холодильник и поставил чайник на огонь. Хоть чай всегда есть в доме. Когда же я привыкну к жизни бобылем? Живу один уже три года, а всё не научился вести хозяйство.

Чай.

Чай я начал пить как раз около трёх лет назад… Я засмотрелся на белые волны пара в чашке, и почему-то вспомнилась та, другая. Прошлая жизнь. Я сделал большой глоток, чтобы смыть комок в горле, и тут же закашлялся до слёз. Тем не менее прием сработал, и мысли мои перетекли к мопеду.

- Бзззззззз!

Дверной звонок затрещал так неожиданно, что я чуть не подскочил на стуле. Отставив чашку, я поплелся к двери.

- Кто там?

- Это Терри, я от Соя, - раздался звонкий мальчишеский голос.

- Выкладывай, что там у тебя, - сказал я, открыв дверь.

- Сой велел передать, - начал мальчишка, тот самый, который крутился около меня в таверне, да так и замер с протянутой рукой, сжимающей записку.

В тот момент я проклял и себя, и Терри, и Соя, и вчерашнюю пьянку, и незнакомца из таверны. Теперь это щенок растрезвонит всем, кого ему довелось встретить, и будет прав. Я бы на его месте поступил точно так же, встреться мне такое вот чудо-юдо. Тем не менее, ситуацию надо было спасать.

- Что просил передать Сой? – спросил я как можно спокойнее.

Не прокатило. Мальчишка с воплем «Мама!» бросился вниз по лестнице, уронив, к моему счастью, записку кабатчика. Обреченно вздохнув, я поднял белеющий на грязном полу лестничной клетки клочок бумаги.

«Твой вчерашний собеседник просил пригнать мопед к подъезду. Терри, который принесет тебе эту записку, выполнит поручение. Кстати, твой друг просил зайти на праздник к нему на улицу Дворников, 27.»

Улица дворников. Это же почти другой конец города. Ну ладно, не другой, кварталах в трех отсюда. Жаль, что придется идти пешком, на мопеде там не проедешь, да и на улице будет много народа. Схожу завтра. А пока надо добраться до Соя, заплатить за пригон мопеда.

Я вернулся на кухню, одним глотком успевший остыть чай и высунул нос в форточку. Прохладно. Вот и замечательно, можно одеть шапку.

Одевшись, я вышел на улицу и немного постоял у подъезда. Мопед стоял неподалеку, спасибо Терри за услугу. Я взгромоздился на своего «железного коня» и направился к таверне.

Доехав, я поискал глазами мальчишку, но не увидел его и вошел в зал. Мальчуган крутился в зале. Он заметил меня и тут же отвернулся. Я заплатил Сою за доставку мопеда, и мы немного поговорили о наступающем празднике. Сам праздник меня не интересовал, я пытался узнать, проболтался ли Терри. Судя по всему, этот чертенок держал язык за зубами, ну или Сой прекрасно владел собой, такую вероятность тоже отрицать было нельзя.

Выйдя из таверны, я почувствовал себя абсолютно вымотанным, поэтому по приезду домой я разделся и упал в постель, почти сразу забывшись тревожным сном.

картинка 5

***Праздник***

Наутро, продрав глаза и неохотно встав с постели, я вспомнил, что мне надо сходить к моему недавнему собутыльнику.

Куда бы то ни было идти, да еще и в день праздника, мне не хотелось. Тем не менее я оделся и вышел из дома, с сожалением посмотрев на мопед – он мне сегодня не помощник.

Выйдя со двора, я понял, что ошибся насчет толпы на улице. Народу было не много. Народу было слишком много! Люди гуляли поодиночке, парами, группками. Уличные торговцы расхваливали товар, из разных мест доносились звуки игры уличных музыкантов, соединяющиеся в потрясающую какофонию.

Я шел сквозь эту праздношатающуюся толчею, которой нет дела ни до кого, кроме самой себя. Сквозь это колышущееся море тех, кто живет настоящим моментом. Шел и не отличался от всех них. Почти ничем. Я шел в определенном направлении.

Ходьба – отличный способ размышлять. Когда я куда-то иду, мне в голову начинают лезть всякие мысли, в том числе и непрошенные. Как русоволосый узнал мой адрес? Зачем ему надо было просить привезти мне мопед? Кто он вообще такой и как, черт побери, его зовут?! Все эти и подобные им вопросы носились в моей голове всю дорогу до улицы Дворников. А вот кстати и она. Я достал бумажку и посмотрел номер дома. Двадцать семь. Мне повезло остановиться именно у дома с таким номером. Небольшое серое двухэтажное здание, один подъезд. Скорее всего весь дом принадлежит одному владельцу.

Я подошел к двери и позвонил. Где-то в глубине запела электрическим голосом незнакомая мне птица. Дверь тут же открылась, и на пороге возник мой позавчерашний собеседник. Узнав меня, он заулыбался и сделал приглашающий жест рукой, отступив вглубь дома.

- Заходи, тебя давно ждут.

- Кто ждет? – мне стало не по себе. Кто-то внутри меня кричал, чтобы я бежал из этого места, но я легкомысленно не обратил на голос никакого внимания.

картинка 6

(с)2008

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

12:29 

Записки Кайллер'хина

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Может, стоило быть с ним более учтивым? Ато как-то некрасиво вышло. Я покосился на собеседника. Не похоже, что он обиделся. Наоборот, парень широко улыбался! Чувствуя себя круглым идиотом, я заказал себе еще пива и уткнулся в кружку. Незнакомец наблюдал за моими действиями с насмешливым интересом.

- Как думаете, много ли народу приедет на праздник? – спросил русоволосый, когда я выпил половину.

- Праздник? Ах, праздник! Не думаю, что этот год будет отличаться от предыдущих.

Я не любил праздники. Вместо того, чтобы веселиться, я впадал в хандру, напивался и спал, пока праздник не кончался. И в этот раз я планировал поступить так же.

- Вы не любите праздники? – догадался мой собеседник. Сообразительный, надо бы прикусить язык. – Но ведь в это время на улицах полно красивых женщин!

- И что с того, что их полно? – едко поинтересовался я и залпом осушил оставшиеся полкружки. – Мне от этого ни горячо, ни холодно.

- А-а-а-а! Вас женщины обделяют своим вниманием?

- Да никто меня не обделяет! – взвился я.

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

12:39 

Записки Кайллерхина

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Вскоре зал полностью заполнился, свободных столов не осталось. Интересно, чем это вызвано? Не окончанием же рабочей шестидневки, в этот день, конечно людно, но не настолько же!
- Можно присесть? - вернул меня на землю тихий голос. Поднимаю голову. Русые, относительно короткие волосы, близко посаженные глаза серо-голубого цвета, чуть курносый нос. Внезапно я понял, что тупо пялюсь на незнакомца, не отвечая на вопрос.

- да, конечно, прошу вас.

По хорошему, надо было бы его послать к... в общем, далеко и надолго, но любопытство оказалось быстрее осторожности, и вот незнакомец уже сидит напротив меня и улыбается.

- Много сегодня народу, не так ли? - спросил я, чувствуя неловкость от затянвшегося молчания.

- Да, немало. А обычно меньше? - ответил незнакомец, жестом вызвав мальчишку и сделав заказ. Я пожал плечами.

- Ну, перед выходными всегда больше, чем в будни, но сегодня старина Сой получит очень большую выручку. А вы здесь ни разу не были? - решил я обнаглеть и задать один из мучивших меня вопросов.

- Нет, я здесь впервые, - усмехнулся мой собеседник. - Как здесь пиво? Я вижу, вы пьете именно его.

- Пиво? - брови помимо моего желания поползли вверх. - Ну... бывает и хуже, но хоть цена не кусается.

- Эй, трактирщик! У тебя есть эль? - крикнул мой сосед Сою. Получив утвердительный ответ, он повернулся ко мне: - Не откажетесь от кружечки эля?

- С незнакомцами не пью, - неучтиво буркнул я и с сожалением допил пиво из кружки.

<to be continued...>

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

16:51 

Заметки Кайллер'хина

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
На мое счастье, столик в глубине зала, в дыму, возле колонны, оказался пуст. Это был мой любимый столик. Пусть он очень маленький, а пока сидишь, весь пропитаешься табачным дымом, зато его редко занимают, да и меня со входа плохо видно, а мне, в силу некоторых обстоятельств, не хотелось особого внимания к собственной персоне.

Еще на подходе к столику я кивнул Сою, и тот отдал какие-то распоряжения мальчишке. У Соя новенький? Раньше я его здесь не видел. Я сел за стол, но капюшон решил не снимать. Пока что. А там видно будет.

Мальчишка оказался шустрым, и вскоре передо мной появилась тарелка с ржаными лепешками и кружка пива, которое я неспешно потягивал в ожидании мяса с овощами. Конечно, вино, да еще эльфийское, было бы лучше, но я не настолько богат, чтобы выложить примерно пять месячных зарплат за эльфийское вино, или сильно меньше за простое вино, но на эти деньги можно было надраться пива. Чем я собственно и занимался.

Тем временем малец принес мясо и овощи и получил медяк за труды и пять – за сам заказ, покрутился около меня немного и убрался восвояси.

Ближе к ночи народу стало больше. Некоторых людей я видел здесь впервые.

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

02:29 

Заметки Кайллер'хина

Мильва: бескрылый дракон и шут гороховый
Ветер в лицо. Кажется, будто это облака летят тебе навстречу, а ты проносишься сквозь них, как птица, а облака, играя и ничуть не обижаясь на твое невнимание, треплют тебе волосы, трогают лицо... и норовят сорвать капюшон! Вот так всегда, стоит чуть зазеваться - и судьба норовит спустить тебя с небес на землю, при чем весьма грубо.
Натягиваю капюшон куртки глубже, выравниваю мопед и еду дальше, стараяюсь не поддаваться очарованию обстановки.

Сегодня - последний рабочий день, меня ждут три выходных. Можно немного расслабиться и заехать в полюбившуюся таверну "У Соя".

Таверна находилась недалеко от дома - если перепью, дойду пешком, а мопед заберу утром. Конечно, Сою придется заплатить за услугу, зато с мопедом за время моего отсутствия ничего не случится. Проверено. Да и кормит старый прохиндей Сой неплохо и недорого, в самый раз для таких лентяев и разгильдяев, как я.

А вот и таверна. Я слез с мопеда, вытащил стальной трос, пропустил через спицы обоих колес и пристегнул к специальному поручню, не забыв вытащить подножку. Вся конструкция в очередной раз напомнила мне конскую привязь, и я усмехнулся.

Из-под двери маняще пахнуло жареным мясом, и я, поддавшись зову, вошел в помещение.

Вопреки моим ожиданиям, народу было не так уж и много. Ну да, не надо засиживаться на работе в день Хларраны. Богиня поощряет более ранний уход с работы в свой день - шестой день наолы.

@музыка: Lordi - would you love a monsterman?

@темы: § Кружево слов непослушными пальцами, Записки Кайллерхина

HIC SVNT DRACONES

главная